Город стекает холодным дождем.
Тусклая муть пробирается в души.
Мрачное утро простуженным сном,
Ни говорить, ни желания слушать.

Серая морось, склизкая грязь,
Слякоть, промозглость и жухлые листья.
В воздухе – вонь, с автострад поднялась
И на балконы и окна налипла.

Мокрые ноги, плащи и зонты.
Рожи унылые до тошноты.
Разве что дни уже стали длинны.
Провозглашают явление весны.

Господин, по метро бегущий,
Вдоль протяжных туннелей снующий,
Ступеньки галопом проскакивающий,
И даже себя раздражающий.

Куда ты несешься, любезный,
С доставкой супер-экспрессной?
Больным медицинская помощь?
Стать тыквой торопишься в полночь?

Ты просто не вовремя встал,
Профукал, проспал, загулял.
Забыл, не успел, опоздал,
Месьё генерал де Аврал.

За окном гуляет стужа,
А у нас всегда тепло.
Нам с тобой туда не нужно,
Нам с тобою повезло.

Мы сидим на крепкой кухне
Пьем уютный сладкий чай
Мне еще сгущенки плюхни,
Кипяточку подливай!

Бодро смотрим сериальчик,
Передачку иль кинцо,
Палец щелкает канальчик,
Улыбается лицо.

Все в порядке на работе –
Обещают взять наверх.
В личном все нормально вроде
По субботам и в четверг.

Наши дети все одеты,
И добротны мебеля,
Есть бесплатные газеты,
Мы – отличная семья!

Этот снег перемешанный множеством ног,
Он как-будто упал уже грязным…
Невеселого утра некрасивый пролог,
Утомленная правда сарказма.

По скользким ступенькам спускаюсь в метро
Интернет наплюет новостями.
Надоевшие цифры на светящем табло
Будто фильм пересмотренный нами.

Мы как белки вращаем свое колесо,
Ожидая чего-то, и надеясь на все…
Тот же мир, те же люди и тот же я –
Моя клаустрофобия бытия.

Унылое утро, снег крупицами.
Ждут автобуса люди с лицами
Абсолютно пустыми, вот как сумели,
В любой сезон, в любой день недели.

Ничего не поделать, вот он «цвет нации»,
Нет права уехать, нет смысла остаться,
Трясины лишенных разума правил
Он не исполнит, этим и славен.

Фатальный подход, выпас на привязи.
Жизнь по течению, кривая вывезет.
Просуществует в любом положении
Лишь бы не делать излишних движений.

Что предложили, бери и радуйся,
Не претендуй, не проси, не связывайся.
Милость вельможи как лотерея,
Кому-то отдали, с других имеют.

Заплати налоги – живи спокойно,
С пастбища сам загоняй себя в стойло.
В кормушке силос, в поилке вода,
Кажется, так здесь будет всегда.

Помнишь, мы с тобою завели собаку,
Помнишь, с ней гуляли во дворе?
Помнишь после дискотеки драку,
Как потом приехали ко мне?

Сон, который почему-то сбылся,
Пульс стучался где-то у виска,
Первый поцелуй тогда случился
В темном холле старого ДК.

Помнишь, как украдкой мы встречались
После пар, подальше за углом?
Все тогда лишь только начиналось,
Жизнь игралась в ритме озорном.

Помнишь наш второй этаж хрущевки,
Милый дом, размером не велик?
Где диван со сломанною ножкой,
Чтобы не упал – на стопке книг?

Помнишь кактус в форме двух дельфинов,
Что разросся в целый баобаб?
Помнишь бар, январь и две текилы…
«Может нам жениться?» «Можно, да!»

Помнишь свадьбу, ход кортежа плавный
И центральный загс на Полевой?
Ресторан советский очень славный
Он там и сейчас, но не такой.

Помнишь? Ну конечно, я уверен,
Не произнесенный чтя обет.
Вот и я воспоминаниям верен,
Хоть прошло уже пятнадцать лет.

Встали, красный три минуты.
Будем ждать, глотая смог.
Этот город просто в шутку
Прозван «Городом Дорог»?

Город плитки и мигалок,
Пробок, денег, нищеты,
Суеты, дроздов и галок,
Люксов, связей, тесноты.

Цен, кофеен, парков, баров,
Чистых улиц, эстакад,
Моллов, «сталинок», бульваров,
Самокатов напрокат.

Город, где доставка проще,
Чем походы в магазин.
Где еда, какая хочешь.
Где таксует лимузин.

Здесь в соседях клерк и хипстер,
Понаехавших орда.
Здесь дома для инвестиций
И комфортная среда.

Здесь элитные кварталы
Среди скромного жилья.
Здесь нажили капиталы
Чьи-то дяди-кумовья.

Красота, масштаб имперский
Мило, празднично, светло.
Зданий свод тяжеловесный
Там, где жило ремесло.

Яркий блеск иллюминаций,
Мишура ночных витрин,
Мягкий шорох ассигнаций
И нарядов синьорин.

Из метро поток народный
Второпях несет домой
В свой привычный и добротный
Вечер жизни трудовой.

Город-будни, город-праздник
В тонком срезе бытия.
Город – ёрник и проказник,
Где-то здесь живу и я.

Движение с посрипыванием, с позвякиванием, с просвистом. Движение, какое задает темп жизни. Шевеление булками, извилинами, кручение колёс. Не взирая на пробег, наплевав на износ. Открыть на полную воздухозаборники, залить омыватель, если дождь, включить дворники. На хорошую громкость поставить любимый трек. Обгоним средний поток, а там кто знает, может и всех. Поехали.

Будничная тяжесть
Скучные люди в метро
Кажется было лето
Лето идет давно
Август

Выгоревшие листья
Только ушла жара
Сливы в ларьке прокисли
Собраны не вчера
Мысли

Планы, дела и встречи
Совсем не веселые
Давит рюкзак на плечи
Но в нем не тяжелые
Вещи

Стала уныло тесной
Уютная конора
Пресной тоска помехой
Это пришла пора
Ехать

Бодрость утреннего чая
Держит ровно полчаса.
Километры поглощают
Обороты колеса.

Дом лоу коста и фастфуда,
Паркинг, как картошка – фри
И до офиса оттуда просто
Остановки три.

Подключить себя к ноутбуку,
И в зарядку телефон.
Кофе сливки, кружку в руку,
Плавно отступает сон.

Ворох информационный,
Скромный трудовой порыв.
Пульс на биты разделенный,
Сети шлюзы приоткрыв.

Сужен мир до пары кликов,
Тошноты медийный фриков,
Перепостного фуфла,
И рекламного бабла.